Читать русскую литературу в интернете



А по Парижу шатался ветер и цвели какие-то желтые цветы.
Mazuo Havele

Сука! Блядь! – орала Полонская на Таньку в шесть часов утра первого января 2004 года, стоя в одних трусах посреди крохотной комнаты в студенческом общежитии в Париже. В трусах одних она стояла, по Танькиному убеждению не случайно – у Полонской грудь крупнее Танькиной. Полонская знает, что Танька считает свобю грудь маленькой, вот и решила лишний раз свою продемонстрировать: мол, видишь, грудь у меня больше и ты меня просто так не наебешь...

Но Танька и не собиралась Полонскую наебывать и даже все еще считала ее своей подругой в тот момент. Хмда...

А скандал этот в похмельное новогоднее утро произошел, конечно же, из-за мужчины – франко-японца Дана – не писаного красавца и не гения, но вызвавшего у Таньки в животе такое жжение при первой же встерче, что было ясно – вот кто сможет сделать из нее женщину (то бишь «подлечить» искалеченную ее первым мужчиной сексуальность).

Танька знала, что Полонской Дан нравился, поэтому никаких активных шагов не предпринимала. Но за всю новогоднюю ночь Полонская к Дану интереса никакого не проявила и уже в метро по дороге домой заявила Таньке, что в Дане разочаровалась, что он банальность и к тому же эгоист, а значит конструктивных отношений с ним построить нельзя. А потом так невзначай спрашивает у Таньке, что та о Дане думает. А Танька – дура наивная – возьми да и ляпни, что пусть даже эгоист, но Дан ей нравится... Тут-то Полонская и взвелась не на шутку: как, мол, Танька вобще посмела на Дана как на мужчину смотреть, когда он изначально нравился ей – Полонской...

Как позже выяснилось, слишком очевидным был интерес Дана к Таньке во время вечеринки, поэтому Полонская и отступила на второй план. Возможно, она в нем действительно разочаровалась. Но женская психология сложна и запутанна. По крайней мере, Дан еще долго при разговорах с Полонской чувствовал ее к нему неравнодушие. Но что делать, если как женщина она его не привлекала...

Полонская считала себя «дико умной бабой»,изучала в Париже идиш, называла женщин бабами и ругалась матом, от чего считала себя еще более умной. При своем еврейском происхождении Полонская расистка дикая, считая что нет такого араба или черного, который не думает о чем-либо другом, кроме как о том, чтобы ее трахнуть. От этого в метро Полонская ездит всегда с плотно сжатыми губами, угрюмым лицом и уткнувшись носом в книжку. Ее манера одеваться призвана подчеркнуть: «умная баба», не заинтересована в тех, кто хочет ее трахнуть, но надеется встретить серьезного мужика с целью создания семьи.

Кажется недавно она-таки встретила в Париже некого еврея в летах...Нехай у них все будет тип-топ...

Танька изучала Талмуд в Стокгольме, а идиш в Нью-Йорке. Матом ругалась толко либо про себя, либо в художественных целях.

Как-то она спросила у Дана: « Ты думаешь, это грех, что я стала с тобой встречаться, пусть Полонская и сама сказала – делай с ним, что хочешь, он мне не нужен?»

«Как ты можешь мыслить в этой христианской терминологии? Какой грех? О чем ты говоришь?» – возмутился японо-француз Дан.

Роман Таньки и Дана был упоительным и волшебным: Париж – Мадрид – Толедо – Стокгольм. И в каждом последующем южно- или североевропейском городе Танька становилась все более и более женщиной. И все проблемы, навороченные ее первым мужчиной, растаяли и ушли в небытие под горячими пальцами Дана.

Танька знала, что никогда не выйдет замуж за Дана – в тонком юноше было слишком много женственности.

Но если бы не этот целительный роман, совсем иначе, возможно, сложились бы отношения у Таньки с ее нынешним Нью-Йорксим мужем Яковом. И вобще кажется невозможным представить, что всего этого бы сней не было: музеи, церкви, соборы, улочки и бульвары, рестораны, концерты, кинотеатры, нежность.

Полонская и Дан остались друзьями. По уверениям Дана, романа бы у них не было никогда.

Таньку долго мучала совесть, но если вдуматься: стоит ли жертвовать тем, что так явно предопределено, ради неуязвленного женского самолюбия? Да и уязвленное самолюбие часто чревато просветлением. Все ж полезно иметь разный опыт.

Не унывай Полонская, все будет ништяк!

<> <>