Читать русскую литературу в интернете



Бензин, жвачка и рэкетир
Юрий Тубольцев

Как всегда, в восемь утра, Саша позвонил Лене. Лена бросила трубку. Это продолжалось уже два дня. На столе, около Сашиной кровати, лежала жевательная резинка. Саша не успел отдать ее Лене.
Два дня назад Саша, как и договорились, позвонил Лене утром, но Лена, ни с того ни с сего, бросила трубку. Саша позвонил еще раз, потом еще и еще несколько раз, но Лена бросала трубку все снова и снова. Конечно, Саша не мог понять, в чем дело, ведь отношения с Леной у них с каждым днем становились все лучше и лучше, и, не сегодня, так завтра, они должны были начать целоваться. Но произошло какое-то недоразумение, и Саша хотел как можно быстрее дозвониться и занести Лене жвачку. Жвачка ждала, ждала того времени, когда все будет хорошо, и, глядя на эту жвачку или на фантик, который от нее останется, Саша больше не будет страдать. Но сколько придется ждать жвачке? Когда все будет хорошо? Саша не мог этого сказать, но он знал, что это время наступит, что будет именно так, а не иначе, что по-другому просто не может быть. А пока у него испортилось настроение, в чем, в прочем, нет ничего удивительного. У Саши всегда портится настроение, когда Лена бросает трубку. Но жизнь есть жизнь и даже в тяжелые ее минуты нас продолжают волновать те же повседневные и совершенно несущественные, не нужные для нас проблемы, которые, все-равно, не зависимо от того, хотим мы этого или нет, хорошо нам или плохо, всегда приходится решать. Поэтому, даже, если бы Лена не бросила трубку, Саша не смог бы, как всегда, прийти к ней в гости в десять утра. Саше нужно идти работать в палатку. Ему нужны деньги для того, что бы покупать Лене жвачки и шоколадки, но пока, неделю, он работает, чтобы купить газовый баллончик.
Палатка располагалась на бензоколонке и специализировалась на продаже продуктов питания, хотя в ней продавались еще какие-то ботинки, детская игрушка, что-то для автомобилей и еще всякая всячина.
Старый, уже не годный для употребленя по назначению строительный фургончик, который и являлся палаткой, также служил штаб-квартирой для торговли бензином.
Обычно бензином торговали вдвоем. В принципе, даже один человек мог прежде занять на бензоколонке очередь, потом заплатить за бензин, заполнить канистру, поставить ее около дороги на тротуар и ждать, пока не остановится какой-нибудь водитель, не желающий стоять в очереди за бензином, заправить машину и получить за бензин деньги, после чего опять занимается очередь и этот процесс повторяется снова. Конечно, чтобы было быстрее, удобнее сразу в нескольких местах занять очередь, к тому же, намного лучше, когда деньги за бензин в окошко бензоколонки суют каждый раз разные люди, поэтому обычно бензин перепродавали вдвоем и даже втроем, но все-таки чаще всего третий был лишний.
Но сегодня Саше повезло, ребята взяли его в долю, и не повезло, к нему «привязался» Гена.
Торговля бензином, как, впрочем, и палаточный бизнес, облагались налогами. Деньги брала «крыша». Обычно приходили два парня, Сашины ровестники, шестнадцатилетние ребята, Дима и Гена.
- Давай сыграем на рубль, орел или орешка, - сказал Гена.
- У меня сейчас нет денег. - ответил Саша.
- Ты далеко живешь? Сходишь за ними домой. Если выпадет орел, твой рубль. Если орешка, то мой.
Саша испугался.
- У меня нет лишних денег.
- У меня тоже. Ты что думаешь. Это вон, мужик, в мерседесе сидит, у него куча денег, ему их девать некуда. А для меня рубль- это тоже большие деньги.
Гена очень свободно и уверенно держался, говорил легко и складно. У Саши по спине пошли мурашки, он уже не знал, что ответить. Шансы выиграть – пятьдесят на пятьдесят. Но Гена богаче и сильнее, сильнее морально, а в таких случаях теория вероятности не работает. Саша представил, как к нему домой приезжает рэкет и требует с него деньги, но уже не рубль, так как он не отдал долг вовремя и уже набежали проценты, они требуют десять, нет, уже двадцать рублей. Саша идет по улице и оглядывается. Вдруг его увидит Гена. Он должен ему деньги. Конечно, Гена хороший парень, и он Саше просто так ничего не сделает, главное, не надо впутываться ни в какие истории.
Поэтому Саша сказал, что у него просто сейчас вообще нету денег.
- Испугался? - спросил Гена.
У Гены была крыша, за Геной кто-то стоял.
Гена отошел, но Саше все еще казалось, что он уже должен денег Гене. И какое-то странное чувство уважения, и в месте с тем страха и отвращения, и в месте с тем чувство гордости, что он, Саша, только что разговаривал с рэкетиром, что он лично знаком с рэкетиром возникло у Саши. Саша ясно осознавал, что он полностью беззащитен, что он ничего из себя не представляет по сравнению с Геной. Саша посмотрел на ребят, не подумали ли они, что он струсил, нет, кажется все обошлось. И Саша пошел заправлять канистру с бензином.
Когда он вернулся, Вова, так называемый «владелец» палатки, «обрадовал» его тем, что куда-то пропал блок жевачек.
- Теперь прийдется отрабатывать, - сказал Гена.
- Может, они где-то завалялись, - ответил Саша и стал разбирать ящики с продуктами.
Но Гена, даже не выждав паузу, решил признаться в провокации.
- Ладно, вот жевачки, это я их взял. Будет тебе урок. В следующий раз смотри за товарами внимательнее, тебя могут подставить даже свои.
Но Саше было наплевать и на жвачки, и на бензин. Саша думал о Лене. Он знал, что все хорошо, что все обязательно будет хорошо, что просто все не может быть иначе.
Как то, когда Саша был у Лены, он просматривал учебники на ее письменном столе и обнаружил дневник. Лена вела его каждый день, в основном кратко перечисляя все то, что происходило с ней за день. И, глядя на Лену, Саша тоже решил вести свой дневник, поэтому он даже был рад случившемуся с ним приключению. Вечером он напишет о том, как над ним подшутил Гена.
На работе Саша обычно читал ,,Тихий Дон’’ Шолохова, но сегодня в палатке сидели ребята. Их разговоров Саша не понимал. И не потому, что ему не хватало жизненного опыта. Просто он был воспитан на классической литературе и мыслил другими категориями, у него были другие интересы.
Пришел пьяный Кирилл, взрослый патцан, который торговал крадеными машинами. У него недалеко от бензоколонки был свой гараж, в который он их перегонял.
Кирилл рассказывал, как они дали объявление в газету об интим-услугах. Ему позвонила какая-то некрасивая девственница и он, взяв в качестве платы большую мягкую игрушку, согласился помочь ей стать женщиной. Потом была какая-то замужняя дамочка, которая предложила ему стимуляторы для увеличения потенции, чтобы он удовлетворял ее всю ночь. Нахваставшись любовными приключениями, Кирилл стал уговаривать ребят пойти завязать с кем-нибудь драку. Все, конечно, отказались и он купил у Саши для всех две бутылки ликера. Саше пришлось пить, хотя он терпеть не мог спиртное и алкоголиков. Друг Кирилла, кмс по боксу, с одного удара вырубил парня из солнцевской бригады, думая, что это просто какой-то придурок. Потом пришлось долго извиняться.
У Саши от этих разговоров вяли уши. Работал он по настоящему впервые, хотя уже пару раз подрабатывал грузчиком. Он бы сейчас пошел позанимался на брусьях, на турнике или что-нибудь почитал.
И вот, наконец-то, рабочий день подошел к концу. Пришла пора делить деньги за бензин. Серега протянул Саше пять рублей, а себе и Мише оставил по десять.
- Ладно, тогда вообще денег не надо, пока. – Саша отказался от своей доли и пошел домой.
На улице был девяностый год, страна погружалась в рынок и Саша не сомневался, что он еще успеет разбогатеть. Конечно, обидно. Еще-бы, это же его друзья, они вместе учатся. Работали все одинаково. С какой стати он должен получить меньше их.
«Денег, конечно, жалко. На них можно что-нибудь купить Лене. Ну да ладно. Еще заработаю.» - думал Саша, «завтра утром не позвоню Лене. Интересно, сколько не буду ей звонить.»
<> <>